Как в узбекистане живут простые люди

Религиозные беженцы: экстремисты или жертвы репрессий?

Как в узбекистане живут простые люди

Вдекабре прошлого года Комиссия США по международной религиозной свободе(USCIRF) исключила Узбекистан из списка нарушителей религиозных свобод. Иказалось, что баланс между религией, вмешательством государства и свободамистановится ближе.

Однако 1 мая этого года та же организация рекомендовала госдепартаменту США снова включить нас в список стран, вызывающих особую озабоченность.

Причина все в том же — тысячи мусульман заключены в тюрьмы по обвинениям в религиозном экстремизме. Ни один из ранее обвиненных не был полностью реабилитирован.

Отмечается преследование и запугивание представителей других религиозных конфессий и организаций.

Приправлении первого президента Ислама Каримова многие мусульмане покинулиУзбекистан из-за преследований по религиозным мотивам. И речь здесь идет не осторонниках радикального ислама, а о тех, кто попал в немилость режима за своиубеждения. Теперь они живут по всему миру, многие из них получили политубежищена Западе.

Hook.reportрассказывает о том, как простые мусульмане из Узбекистана стали беженцами,почему новые власти хотят вернуть их на родину, хотят ли те возвращения домой идействительно ли это безопасно.

«Могли посадить даже столб»

──────────

ПравозащитникМиррахмат Муминов в конце 90-х — начале 2000-х занимался мониторингом судебныхпроцессов, касавшихся людей, осужденных по религиозным мотивам. По его словам, преследованиюпри Каримове подверглись в основном две категории мусульман. Это ученики исоратники опальных имамов, а также те, чье мнение расходилось с позициейвластей по вопросам религии.

— Во времена перестройки в Узбекистане появились независимые имамы, — рассказывает Муминов. — Они открыто выражали свое отношение к тем или иным событиям в стране, как теперь это делают те же блогеры. Порой это происходило в резкой форме.

После перестройки власти потребовали от имамов работать в соответствии с государственной политикой, чтобы загнать их деятельность под цензуру. Отказавшихся репрессировали. Среди репрессированных есть такие известные имамы, как Абдували Мирзаев, Абдулахад-кори, Мухаммад Раджаб-кори, Обид-кори Назаров и Рухиддин Фахруддинов.

Затем начали преследовать их учеников, единомышленников и поклонников. В основном эти люди подверглись самым ужасным репрессиям вплоть до применения пыток.

По мнению Муминова, преследовались также люди, не согласные с официальной позицией властей по вопросам религии, или те, кто нарушил установленные религиозным комитетом правила.

— Официальная религиозная позиция в Узбекистане основывается на разновидностях мазхабизма, суфизма и тариката, сформированных в советское время. Согласно этой позиции религиозная деятельность должна вестись на основании указаний правительства и политической элиты.

Идеологию мазхабизма при Советах разработал официальный комитет по делам религии. И система «государство — комитет — общество» при помощи данной идеологии долгие годы управляла массовым сознанием. Такая политика продолжается и по сей день.

Парадокс в том, что эта группа репрессированных верующих отличалась тем, что отделяла государство от религии. Дали бы волю этим людям — в стране сформировалась бы свободная прослойка верующих, живущих в гармонии с национальными ценностями.

Основная причина возникновения радикальных взглядов — отсутствие в обществе религиозных свобод.

А вцелом преследованиям в той или иной степени подвергся каждый верующиймусульманин, считает Миррахмат Муминов. «Порой людей вносили в «черные списки»за поход в мечеть или за ношение платка.

Обвинение Мирзиёева в адрес СНБ — «моглипосадить даже столб» — частично подтверждает мои слова.

Возможно, не притеснялитолько тех верующих, которые поддерживали позицию властей по религии», —говорит правозащитник.

Без вины виноватые

──────────

Вначале нулевых уроженец Андижанской области Акмаль Набиев оказался за решеткойна восемь лет из-за своих политических и религиозных взглядов. Его обвинили впосягательстве на конституционный строй.

Через полтора года Акмаль вышел насвободу по амнистии и уехал в Россию на заработки. Когда он находился там, вУзбекистане против него вновь возбудили уголовное дело по той же статье.

Вернуться на родину Акмаль не смог: восемь лет прожил в России, и еще два года —в Украине. В прошлом году Финляндия предоставила Акмалю политическое убежище.

Другой религиозный беженец из Узбекистана Муким Махмуд, проживающий в Швеции, также считает, что его несправедливо преследовали на родине. По словам беженца, с 2000 по 2004 год он отсидел за перевод книги с арабского языка, которую власти посчитали экстремистской. Не спасла Махмуда даже «явка с повинной», когда он добровольно сообщил о своем поступке органам правопорядка.

После тюрьмы преследования продолжились. Особенно они усилились после терактов 2004 года.

Муким не выдержал давления и уехал в Киргизию. А в 2007 году при помощи УВКБ ООН переехал в Швецию.

Информацию о беженцах не принято разглашать ради их безопасности, поэтому даже приблизительное количество узбекистанцев, получивших убежище за рубежом, узнать очень трудно. Но в одной только Швеции их несколько сотен, отмечает правозащитница Дилобар Эркинзода.

Международныеорганизации обвиняли узбекские власти в том, что под предлогом борьбы срелигиозным экстремизмом в стране борются с инакомыслием.

«Несмотря на то,что свобода религии гарантирована Конституцией Узбекистана, власти продолжалисвою многолетнюю кампанию произвольных задержаний, арестов и пыток мусульман,чья религиозная практика выходит за установленные государством рамки. Более 200человек были арестованы или осуждены по обвинениям, связанным с религиознымэкстремизмом», отмечалось в докладе Human Rights Watch за 2012 год.

Дилобар Эркинзода уверена, что, если бы беженцы из Узбекистана былирелигиозными экстремистами, как считали власти республики, Запад их не стал быдержать у себя.

— И ООН, и страна, предоставляющая убежище, отдельно изучают каждый случай. Если они признают человека беженцем, значит, на то есть достаточно оснований, — отметила правозащитница.

Возвращайтесь, не посадим

──────────

В начале прошлого года местные власти в Узбекистане стали призывать разыскиваемыхлиц вернуться домой, обещая не подвергать их уголовному преследованию. Это касалось иразыскиваемых «религиозников». С Акмалем Набиевым связались сотрудники МВД Шахристанскогорайона и обещали пересмотреть возбужденное против него уголовное дело, если онвернется на родину.

— Мы провели дружественную беседу по телефону. При Каримове такого никогда не было. Сказали, что, если приеду, сами встретят в аэропорту и доставят домой, к родным. Уголовное дело, возбужденное против меня, обещали закрыть. Но именно в тот момент, спустя 10 лет, я, наконец, получил политубежище в Финляндии.

Акмаль пока не планирует возвращаться в Узбекистан. Он считает, что вопреки всем обещаниям его сразу же арестуют. Или арестуют позже, когда он начнет активно бороться за правду.

— Это у меня в крови — увидев где-то несправедливость, не могу открыто не выступить против нее, — говорит Акмаль. — А еще я хочу, чтобы мои дети росли здесь и получили финское образование.

СМукимом Махмудом правоохранительные органы Узбекистана не связывались, но он,как и Акмаль, пока не верит обещаниям властей.

— Даже если меня не посадят в тюрьму, могут часто вызывать на допрос, оскорблять и задавать глупые вопросы. Я слышу неприятные истории от тех людей, которые уже вернулись. Они рассказывают, что их часто вызывают в правоохранительные органы и оскорбляют там. Я тот человек, которому подобное в свое время сильно опротивело.

Назапрос Hook прокомментировать ситуацию с оскорблениями в МВД Узбекистанаответили так:

«В рамкахимеющегося уголовного дела лица, находящиеся в розыске, приглашаются вследственное подразделение для проведения ряда следственных мероприятий, гдетакже присутствует его защитник, однако оскорбления в адрес обвиняемого неприменяются».

Вернулись, и что?

──────────

В конце марта в Узбекистан вернулся первый разыскиваемыйрелигиозный беженец  Ботиржон Ибрагимов изМаргилана. Из-за того, что он вернулся по собственному желанию, его неарестовали — следствие по уголовному делу велось без заключения Ботиржона подстражу.

Однако не всем повезло как Ибрагимову. В июле прошлого года сразу по прибытии в Ташкент арестовали братьев Аброла и Шухрата Дусмухаммедовых.

Они были в розыске по обвинениям в экстремизме и вернулись домой, поверив обещаниям властей, что братья на время следствия останутся на свободе.

Сначала Дусмухаммедовых увезли в ГУВД, через сутки перевели в СИЗО, а затем отправили в тюрьму в Зангиатинский район Ташобласти.

БеженцаАброра Хидирова, вернувшегося 1 апреля этого года в Узбекистан, также арестовали в аэропорту и увезли вНавоийское отделение МВД. Освободили Аброра через неделю под залог в 10миллионов сумов.

Можем ли мы говорить о переменах?

──────────

Вконце июня этого года впервые за 13 лет республику удалили из числа наиболеенетерпимых к религиозным свободам стран. Значимымидостижениями посчитали помилование и вывод из «черного списка» тысяч заключенных,осужденных по религиозным мотивам, регистрацию десятка религиозных организацийи упрощение соответствующих процедур.

Однако по мнениюправозащитника Миррахмата Муминова, ситуация с религиозной свободой по сей деньоставляет желать лучшего.

Источник: https://hook.report/2019/08/bezhentsi/

Уровень жизни в Узбекистане

Как в узбекистане живут простые люди

Узбекистан является одним из древнейших мест на нашем земном шаре. Многие города Республики недавно перешагнули рубеж в 2500 лет.

Некогда эта печально-красивая земля была сердцем Великого шелкового пути и потому страна считалась богатой, активно развивающейся. Сегодня же жизнь здесь больше похожа на выживание.

Найти высокооплачиваемую работу в Узбекистане сложно, а налоги достаточно высоки.

Панорамный вид на центр Ташкента

В последнее время существенно выросли и цены в Узбекистане. Конечно, с точки зрения туристов, прибывающих сюда из крупных российских городов, цены в 2019 году могут показаться смешными, но граждане Республики придерживаются другого мнения.

Цены в городах Республики

Низкий уровень жизни заставляет многих граждан Узбекистана искать счастья в других странах. Чаще всего люди стремятся уехать туда, где уровень жизни достаточно высок. Уезжают в Россию, Казахстан и страны дальнего зарубежья.

Но для туристов, приезжающих полюбоваться историческими достопримечательностями страны, цены здесь кажутся весьма приемлемыми.

Тем более для жителей Украины, Беларуси и России виза в Узбекистан не нужна, если время поездки не превышает 60 дней.

Так, для комфортного, но скромного путешествия вдвоем бывает достаточно тридцати — сорока долларов на одного человека в сутки. Конечно, в том случае, если пара будет путешествовать не на такси, а на автобусе или поезде, останавливаться в небольших отелях и есть в столовых.

В ресторанах принято давать чаевые. А вот местные «бомбилы» могут предлагать, причем, достаточно навязчиво, свои услуги по неоправданно высоким ценам. Поэтому приняв решение прокатиться на такси, нужно быть максимально осторожным. На рынках принято торговаться. Современные узбеки верны традициям прошлого, и человек, умеющий торговаться, пользуется у них большим уважением.

Питание

Несмотря на относительно низкий уровень жизни, в узбекской республике имеются достаточно дорогие кафе и рестораны. Предназначены они в основном для туристов и иностранных инвесторов. Также есть кафе для местных, стоимость питания в которых значительно ниже.

В среднем стоимость питания в 2019 году выглядит следующим образом:

  1. Обед на двоих в недорогом кафе — 15-20 тысяч сум.
  2. Обед на двоих в дорогом ресторане – 60 тысяч сум.
  3. Чашечка кофе — 2 тыс. сум.

Многие туристы предпочитают снимать жилье и готовить еду самостоятельно. Это намного более выгодный вариант, поскольку стоимость продуктов достаточно демократична. Конечно, на рынке продукты стоят дешевле, и там, если повезет, можно рассчитывать и на внушительную скидку.

Рост цен и инфляция на рынке в Узбекистане

Средняя стоимость продуктов из супермаркета выглядит следующим образом:

  1. Молоко (1 литр) — 1,83 доллара.
  2. Хлеб — 0,26 долл.
  3. Яйца (12 штук) — 1,47 долл.
  4. Рис (1 килограмм) — 1,83 долл.
  5. Сыр (1 килограмм) — 10,80 долл.
  6. Куриное филе (1 килограмм) — 6,52 долл.
  7. Картофель — 0,49.
  8. Апельсины — 3,78 долл.
  9. Яблоки — 2,04 долл.

Проживание

Если цель поездки предполагает длительный срок нахождения в Узбекистане, то лучше всего будет остановиться не в отеле, а в квартире.

Средняя стоимость месячной аренды квартиры выглядит следующим образом:

  1. 1-комнатная квартира, расположенная в спальном районе — 180 долларов.
  2. 1-комнатная квартира, расположенная в центре — 220 долларов.
  3. 3-комнатная квартира, расположенная в спальном районе — 250 долларов.
  4. 3-комнатная квартира, расположенная в центре — 350 долларов.

Приобрести квартиру в спальном районе города можно за 680 долларов (1 кв.м). Купить жилье в центре можно за 1060 долларов (1 кв.м).

Транспорт

Перемещаться по республике можно тремя способами: поездом, машиной и самолетом. Автомобильный транспорт Узбекистана предполагает аренду машины и перемещение на такси. Дешевле всего, конечно, пользоваться общественным транспортом. Проезд в один конец обойдется в 0,41 доллар США. Стоимость проезда на такси варьируется в зависимости от того, работает водитель на фирму или же на себя.

Налоговая система

Еще год назад власти Республики пообещали, что налоги для граждан Узбекистана не будут больше такими пугающими. Сегодня можно с уверенностью свидетельствовать о том, что в начала года были существенно снижены налоги для хозяйствующих субъектов. Несколько снизились налоги и для населения.

Предусматривается, что будут снижены налоги для юридических лиц. Теперь они должны будут платить налоги на прибыль в размере 7,5 процента.

Также снижена ставка единого соцплатежа. Теперь владельцы небольших предприятий и микрофирм будут платить налоги в размере 15 процентов вместо 28. В этом случае достаточно демократичные налоги, по мнению властей, будут способствовать увеличению числа официально трудоустроенных граждан. Строительные организации будут платить налоги в размере 5 процентов вместо 9.

Образование

Сегодня образование в Узбекистане, особенно высшее, претерпевает некоторые изменения. Это объясняется необходимостью интеграции образовательной системы Республики в новое время.

Система образования

В реалиях нынешнего времени, образование в Узбекистане представляет собой следующее:

  • базовое (начальная и средняя школа);
  • среднее (колледжи и проф. лицеи);
  • высшее.

По окончании данных 3 уровней человек проходит профессиональную научную подготовку.

Высшее образование

Согласно нынешнему законодательству узбекской Республики, получить высшее образование может каждый гражданин, независимо от своего социального положения. Для того чтобы поступить в ВУЗ, абитуриент обязуется сдать вступительные экзамены.

Здание Медицинской академии в Ташкенте

Начиная с 1992 года вступительные экзамены сдаются в виде тестирования.

Всего в Республике имеется пять государственных университетов:

  1. Гулистанский.
  2. Ферганский.
  3. Самаркандский.
  4. Наманганский.
  5. Каршинский.

Высшее образование Республики предполагает абсолютный переход на двухуровневую систему. Сегодня в ВУЗах страны готовят магистров и бакалавров. Одним из направлений получения базового высшего образования является бакалавриат. Магистратурой именуется высшее специальное образование. Продолжительность обучения здесь составляет два года.

Также в Узбекистане действует программа по повышению квалификации для трудящихся. Программа функционирует благодаря разнообразным международным грантам, а также совместной реализации крупных проектов. Одаренные студенты, согласно имеющейся договоренности с зарубежными ВУЗами, могут продолжать обучения в университетах Китая, Японии и России.

Получение ВНЖ

Несмотря на то, что многие уезжают из страны, находятся лица, желающие получить в Узбекистане вид на жительство. Лиц, претендующих на то, чтобы получить вид на жительство немало. В узбекской Республике вид на жительство является документов, который удостоверяет право на постоянное проживание на территории этого государства.

Вид на жительство актуален для следующих категорий:

  • иностранных лиц;
  • лиц, достигших 16-летнего возраста и не имеющих гражданства;
  • лиц, которые по той или иной причине были лишены узбекского гражданства;
  • лиц, которые по собственному желанию вышли из узбекского гражданства.

Также получить вид на жительство могут иностранные лица, желающие открыть в Узбекистане свой бизнес.

Пример вида на жительство в Узбекистане

Вид на жительство дает право с течением времени получить и гражданство Республики.

Для того чтобы получить вид на жительство, нужно представить следующие документы:

  • заявление (заполняется по форме, установленной Министерством Внутренних Дел республики);
  • свидетельство о появлении на свет;
  • действующий гражданский паспорт;
  • пять качественных фотоснимков (они могут быть как черно-белыми, так и цветными);
  • вид на жительство, полученный ранее;
  • документ с места постоянного проживания;
  • справку о семейном положении.

Получить вид на жительство можно в ОВД по месту постоянной прописки. Срок действия документа — 5 лет.

Несколько советов

Узбекистан — приветливая и дружелюбная страна с мягким климатом и удивительно гостеприимными людьми.

Карта административного деления Узбекистана

Несмотря на все трудности, узбеки, которых в Республике проживает подавляющее большинство, приятно удивляют гостей страны не только своим гостеприимством, но и искренним патриотизмом.

Не лишен Узбекистан и некоторой специфики. Для того чтобы пребывание в этой стране было комфортным, важно придерживаться некоторых несложных правил.

Совет первый

Добираться из России до Узбекистана лучше всего самолетом. Оптимальным вариантом будет воспользоваться рейсом С.-П.-Ташкент. Стоимость перелета варьируется от 10000 до 12000 рублей.
Стоимость услуг компании «Аэрофлот» почти в два раза дороже, а сервис и скорость перелета примерно одинаковы.

Совет второй

Не секрет, что в Республике имеется настоящий дефицит иностранной валюты. По этой причине вывозить из страны доллары и евро строжайше запрещено. Выезжая из узбекской республики, важно проконтролировать, чтобы количество привезенных евро или долларов было меньше, нежели до въезда.

Контроль за ввозом/вывозом иностранной валюты осуществляется посредством таможенной декларации.

Она заполняется в двух экземплярах. Если декларация будет утеряна, есть риск, что сотрудники таможенной службы просто предложат туристу оставить «лишнюю» валюту. Также, выезжая из страны нужно подготовиться к тому, что сотрудники таможенной службы попросят раскрыть кошелек и при них пересчитать его содержимое.

Совет третий

Законодательство республики предполагает обязательную регистрацию иностранного лица по прибытии. Если иностранное лицо остановилось в отеле или гостинице, то обязанность зарегистрировать гостя вменяется администрации.

После регистрации сотрудники администрации дают иностранцу бумажку с печатью, которую, вероятно, попросят предъявить при выезде из страны. Если иностранное лицо планирует часто посещать Узбекистан, то правильнее всего будет оформить шестимесячную или же годовую регистрацию.

Источник: https://visasam.ru/emigration/pereezdsng/zhizhn-i-ceny-v-uzbekistane.html

Русские в Узбекистане

Как в узбекистане живут простые люди

Узбекистан — типичная постсоветская республика, где русскому населению не рады и всячески угнетают на протяжении всех лет независимости. В 1989 году наших там было 1,6 миллиона человек, на сегодняшний момент, по официальной статистике, осталось только 800 тысяч из 32 миллионов.

Эксперты говорят, что на самом деле русских в Узбекистане еще меньше — не больше 500 тысяч. Несмотря на то, что этнические русские республики подвергались различным формам дискриминации, там еще как-то живет одна из крупнейших наших диаспор в странах СНГ.

Большинство этих людей мечтают покинуть страну как можно быстрее и вернуться в Россию, только на это нет средств и желания унижаться, обивать пороги за заветные документы.

Зато мы с радостью принимаем узбеков и предоставляем им рабочие места, забывая о том, что в Узбекистане делали и продолжают делать с русскими людьми. Мы напомним.

Немного истории

Русское население стало активно колонизировать земли нынешнего Узбекистана с середины XIX века, после завоевания. В 1880 году Российской Империей было начато строительство Закаспийской железной дороги, что увеличило процесс заселения Средней Азии.

К 1897 году его численность во всем Туркестане составляла 197 тысяч человек (3,75% от общего числа его жителей), а к 1917 их число выросло до 600–700 тысяч. В этих местах русские создали свой параллельный мир, не смешивались и почти не контактировали с туземцами.

Русских жен у местных не могло быть по определению, так как у русских это считалось просто каким-то позором. Мир был не очень долгим, и в 1916 году началось восстание узбеков и других народностей против Российской Империи.

Многие историки говорят, что это было не только протестом из-за повышения налогов или мобилизации на тыловые работы в годы Первой мировой — недовольство зрело давно. О чем красноречиво говорят и лозунги восставших азиатов: «Долой белого царя и русских», «убьем русских и создадим свое мусульманское государство».

Русская семья в Ферганской долине в начале XX в.

Большую роль в ненависти к русским действительно играл религиозный экстремизм представителей самой мирной религии. Так, один из лидеров восставших, имам Касым Ходжа, открыто призывал тогда резать славянское население и воссоздать независимое Кокандское ханство.

Ферганскую долину захлестнули убийства русских чиновников, полицейских, крестьянских переселенцев, в результате погибло около 500 мирных людей. Русские стали создавать свои отряды самообороны, отбивались от восставших в Ташкенте и других крупных городах.

Подошедшие царские войска жестоко подавили бунт, а местные русские наконец-таки смогли праведно отомстить своим обидчикам за убийства и грабежи.

В отличие от сегодняшнего дня, у русских в те годы была поразительная способность организовываться. После переворота — в годы Гражданской войны — тоже были созданы свои силы самообороны из-за постоянного террора подонков-басмачей.

Созданная Крестьянская армия Ферганы русских крестьян-переселенцев делилась на 10 полков: 4 для наступательных действий, 4 для охраны крестьянских хозяйств и 2 полка резерва, состоящего из стариков и юношей. Командующим стал Константин Монстров.

Сначала армия выступает на стороне красных, но видя, как большевики отбирают землю и относятся к русским в угоду аборигенам — переходят в стан противников Советской власти. На первых порах русские захватили большую территорию в Ферганской долине и окрестностях.

Большевики разгромили армию Ферганы в конце 1919 — начале 1920 года. Из-за беспредела азиатских банд и большевиков часть славянского населения, особенно те, кто участвовал в ополчении, быстро уезжают в другие регионы или за границу.

Монстров К. И. — командующий русской Крестьянской армией в Ферганской долине в 1918–1919 годах

В стране советов

Все как всегда: от большой любви к азиатам коммунисты стали строить им дороги, заводы, больницы, театры, отдавать колонизированные русскими территории. В советское время коммунисты среднеазиатов очень любили — начальниками делали, а в замах обычно русские, чтоб работа не встала.

В Узбекской ССР была создана высокоразвитая для того времени инфраструктура и промышленность, всячески насаждали советскую культуру. Для этого весь советский период туда переехало большое количество квалифицированных рабочих и учителей из Центральной России, Сибири и Малороссии.

Так что численность славян выросла в три раза. Из-за уничтожения русских хозяйств в сельской местности теперь наши люди проживали главным образом в городах: в 1939 году 70,8% из общего числа русских, в 1989-м — 94,8%. В 1937-м началась депортация в Узбекскую ССР корейцев с Дальнего Востока.

Со временем гости очень быстро обрусели и пополнили русскоязычную общину этой союзной республики.

В годы войны в Узбекистан эвакуировались большие предприятия и много населения. Стоит признать, в те и последующие годы заметных конфликтов на национальной почве практически не было. Русский язык полностью вытеснил узбекский во всех сферах, советская пропаганда пока работала. После Великой Отечественной республику отстраивали от души.

Практически все — от театров, больниц и библиотек до заводов и метро в Ташкенте, вообще города в привычном понимании — построили именно русские. Несмотря на это с середины 70-х годов началась межэтническая напряженность, когда у узбеков вспыхнул демографический бум — спасибо советской медицине — и национальное самосознание (спасибо советской национальной политике).

Узбекам становилось тесно в перенаселенной Ферганской долине с другими народами.

В 80-е ситуация обострилась еще больше, началась открытая русофобия, этническая преступность, ксенофобия, выдавливание. Особенно тяжело было молодым девушкам, которые не могли нормально пройти по городу или проехать на автобусе.

Бытовая нетерпимость выплескивалась через край — банды азиатов терроризировали мужское население. Людей убивали, били, оскорбляли, вынуждали уезжать «в свою Россию» и за бесценок продавать имущество.

Об устройстве на высокооплачиваемую работу или успешном ведении бизнеса не могло быть и речи, в принципе, как и сегодня.

Добило дружбу народов известное «Хлопковое дело», когда начали привлекать к ответственности узбекских воров, коррупционеров и прочих преступников за подлоги и взятки.

Таких оказалось на всю Узбекскую ССР очень много: всего было возбуждено больше 800 уголовных дел, по которым было осуждено на различные сроки лишения свободы свыше 4 тысячи человек.

Это узбекское население восприняло как угнетение, типа злые колонизаторы не давали спокойно воровать в лучших узбекских традициях. Сегодня дело преподносится местными историками как чудовищный акт несправедливости и перегиб со стороны Москвы.

Незалэжность

Особое веселье начинается, когда толпы узбеков начали зверски убивать турок-месхетинцев в 1989 году. Под горячую руку тогда нередко попадали и русские. С этого момента начинается дерусификация, которую все эти годы проводил наш евразийский друг Ислам Каримов, умерший в прошлом году.

В Узбекистане даже дошло до того, что одно время не рекомендовали праздновать Новый год, и — о, ужас! — 9 Мая. Некоторые тамошние историки вдруг решили, что война России и Германии к великому Узбекистану никакого отношения не имела, узбекские деды, получается, воевали зря.

Потом эти призывы чуть поутихли, чтоб совсем не портить отношения с Москвой. Но пятиконечную звезду на всех праздничных мероприятиях заменила восьмиконечная национальная.

Этот символ присутствует и в мемориале вечного огня в Ташкенте, а в поздравлениях про Великую Отечественную не говорят, теперь она Вторая мировая война как на Украине.

В 2011-м был снесен памятник Герою Советского Союза Сабиру Рахимову, а в год 70-летия Победы демонтировали монумент героям ВОВ, еще раньше, в 2009-м, в Ташкенте демонтирован памятник Советскому воину — защитнику Отечества. Кроме того, из центра убрали монумент «Дружба народов».

В 2017-м Узбекистан отменил акцию «Бессмертный полк». Об этом на «Первом канале», конечно, никто говорить не будет — это вам не Эстония и загнивающий Запад, это наши евразийские братушки-лапатушки.

И эти братушки, например, с памятника «Дружба народов» в одном из своих городов демонтировали скульптуру, олицетворяющую Россию. Классно, да?

Памятник «Дружба народов» в Узбекистане без русских

В 2002-м в городе Фергана уничтожено русское кладбище, сносятся православные церкви, построенные еще во времена Российской Империи. Практически все названия населенных пунктов и улиц в честь русских или советских теперь переделаны на узбекский лад.

Так, улицу Пушкина переделали на Мустакиллик, улицу Гоголя переименовали в улицу Яхъе Гуломова (памятник Гоголю тоже убрали). Таких примером тысячи. Вместо этого в Узбекистане теперь культ Тамерлана, который к узбекам никакого отношения не имеет.

Нападения на русских как на самую беззащитную группу населения продолжаются и сегодня. Например, в 2013-м в Ташкентской области убили двух русских подростков и вырезали у них почки. Жертвами часто становятся одинокие русскоязычные старики.

СМИ сообщали, что в 2013 году только в Ташкентской области было убито 112 одиноких бабушек и дедушек русской национальности.

Что касается русского языка, то его сразу же после обретения независимости стали всячески ограничивать, так как русский для узбеков теперь — наречие оккупанта. Начались акции против употребления речи белого шайтана, школы переводились на узбекский язык преподавания.

Так, в 1991 году известный в Узбекистане поэт Шукрулло сказал в одном из выступлений, что больше по-русски принципиально писать не будет в знак протеста, и примеру последовали другие деятели культуры. Потом началась латинизация.

В 1993 году президент Узбекистана Каримов подписал закон «О введении узбекского алфавита, основанного на латинской графике». Интересно, что введенная латиница так до конца и не прижилась. В итоге получился сербско-черногорский вариант, когда в итоге пользуются двумя азбуками.

Русский повсеместно вытесняется, хотя по оценкам социологов только 13% русских знают более или менее узбекский.

Латинизация по-узбекски

В 2001 году нашим Каримовым открыт Музей памяти жертв репрессий. Теперь там рассказывают школьникам на экскурсиях о злых колонизаторах, якобы угнетавших свободолюбивый узбекский народ и его величайшую культуру. Естественно, что там, как и на Украине, выросло молодое поколение на ненависти к России.

И в Узбекистане государственная антироссийская пропаганда дала результаты. Молодое поколение знает, что русские — это колонизаторы, враги.

Приезжая на заработки в Россию узбеки, науськанные пропагандой, совершают преступления и теракты, не уважают наши традиции, отрезают головы детям, как няня Гюльчехра Бобокулова, создают подпольные группы для вербовки боевиков.

Уезжают русские и из-за религиозного экстремизма и исламизации страны. Ранее довольно светские в коммунистическое время узбеки стали ярыми мусульманами, а это накладывает определенный отпечаток на жизнь славян.

Несколько тысяч бывших советских людей из солнечного Узбекистана поехали воевать на Ближний Восток за террористов. Многие пока не поехали и стали наводить порядок дома, где мешать стали неверные-урусы.

Но прогоняя нас, узбеки в своей стране не могут создать ничего, поэтому опять едут на север в поисках работы. Правительство Ташкента активно в этом помогает, так как узбекская экономика еще как-то живет только денежными переводами из России.

В свою очередь, Российская Федерация не остается в стороне и всячески помогает дружественному государству. В 2014 году во время официального визита Владимира Путина был списан долг Узбекистану в размере 865 миллионов долларов.

Министерство труда Узбекистана предлагает своим гражданам работу в Москве

В конце концов

Российская Федерация словами национального лидера выразила свою позицию по поводу русских соотечественников в Средней Азии так: «те, кто хотел, уже давно уехали, а остались лишь те, кому там нравится».

А вот черта с два! Пока мы с распростертыми объятьями пускаем в нашу страну мигрантов-узбеков, наших людей там считают за граждан второго сорта, притесняют и убивают.

Из всего этого видится только один выход: переселение всех наших одноплеменников, кто этого хочет, стариков в том числе, обратно в Россию, без каких-либо очередей и унижений на получение гражданства. Зеленый коридор — как новому россиянину Стивену Сигалу.

У русских в Узбекистане, как и близких нам обрусевших корейцев, татар, евреев — нет будущего. Вернее, есть, и оно печально — быть прислугой дорвавшимся до квазинезависимости азиатов, мишенью их агрессии, исламизации, быть, как говорил Столыпин, навозом, на котором узбеки будут произрастать.

Вообще ситуация со всеми евразийскими братушками до боли напоминает сюжет из булгаковской повести «Собачье сердце». Русский народ — это такой себе коллективный профессор Преображенский, который очеловечил Шарика. Но после этого у пса все равно проявлялась настоящая сущность алкаша-пролетария, за что его пришлось вернуть в изначальное состояние.

Так и у наших братушек: сколько им ни показывай цивилизацию, европейскую культуру, ни строй им заводы, дороги, театры, все равно их судьба быть на том месте, где они были всегда — в традиционном, живущим натуральным хозяйством средневековом обществе. Это их сознательный выбор.

От таких нужно огораживаться визовым режимом или лучше стеной, а не строить союзы, а тем более не приглашать варваров на работу.

Источник: https://sputnikipogrom.com/society/72402/russians-in-uzbekistan/

Алат нам в помощь! Из-за ограничений туркмены возят в Узбекистан штучный товар на продажу

Как в узбекистане живут простые люди
Туркмены на рынке в Алате (Узбекистан)

Экономический кризис в Туркменистане, вызванный снижением валютных поступлений от продажи газа, заставляет жителей «Родины процветания» — так назван в стране 2019 год, находить все новые источники заработка.

О поездках туркменистанцев за рубеж и челночной торговле turkmen.news уже писал.

В Жанаозен (Казахстан) наши соотечественники возили посуду и бытовые приборы, в Ургенч (Узбекистан) – бытовую технику, в Стамбул продукты питания, а в аэропорту Алматы баулы с туркменским текстилем приводили к сбою систему доставки багажа.

Каждый раз туркменские челноки сталкиваются с теми или иными проблемами. Граница с Казахстаном остается закрытой для жителей приграничного с ним Балканского велаята, даже если у последних имеется виза.

В аэропорту Стамбула местная таможня с пристрастием проверяет пассажиров туркменских рейсов, конфисковывая лишние объемы спиртного – туркменская водка имеет там большой спрос.

А власти Узбекистана ввели ограничения на объем ввозимого товара – не более 2 килограммов каждого наименования, но общим весом, не превышающим 10 кг.

Последнее особенно ударило по жителям Лебапского велаята, ведь до этих ограничений они могли неплохо зарабатывать на перепродаже туркменских товаров в соседней стране.

Но даже сейчас, несмотря на все лимиты, народ продолжает ездить в Узбекистан – продать нехитрый товар и снять в банкоматах деньги. Корреспондент turkmen.

news Огулджан Таирова съездила в соседнюю республику, чтобы выяснить, как туркмены зарабатывают себе на жизнь. Предлагаем вашему вниманию ее фоторепортаж.

Узбекские визы пользуются спросом

В 2013 году власти Туркменистана лишили жителей Лебапа и Дашогуза возможности посещать без визы приграничные районы Узбекистана на срок не более трех суток. Это решение негативно отразилось как на объеме товарооборота, так и на количестве взаимных поездок. С тех пор и по сей день пересечение границы осуществляется при наличии визы.

В этой ситуации свою нишу нашли многочисленные туркменские туристические фирмы. Если раньше они, по сути, сидели без дела, обслуживая редких иностранцев да богатых туркмен, желающих посетить Дубай или Таиланд, то сейчас от клиентов нет отбоя.

За 850 манатов (около $47, можно оплатить картой) они оформляют документы на получение узбекской визы. Консульские услуги стоят $71, оплачивать нужно в банке и в манатах, а квитанцию предъявлять турфирме.

Срок действия визы – 1 месяц, съездить по ней в соседнюю страну можно два раза.

О росте числа желающих посетить Узбекистан говорит и тот факт, что сейчас оформление визы занимает 20 дней, хотя еще менее года назад все делалось за 10 дней.

Один шампунь, три пачки салфеток и четыре куска мыла

Из Туркменабада в город Алат Бухарской области около часа езды, без учета времени на прохождение границы. Если никаких проблем на таможне нет, то приехавшие с утра на границу люди к полудню уже на сопредельной территории рассаживаются в автобусы и маршрутки. Наш водитель по имени Яшнар говорит, что в день от границы до Алата и обратно возит примерно 80 человек.

«Раньше, когда не было виз, возил намного больше, — говорит он. — Не понимаю, зачем усложнять жизнь простых граждан, пусть бы ездили друг к другу. Мы люди мирные». У него, как и у многих в Бухарской области Узбекистана, в Туркменистане есть дальние родственники.

Граница Узбекистана и Туркменистана

Граница Узбекистана и Туркменистана

Переход границы сам по себе длится недолго, причем, с обеих сторон, а вот на таможне придираются ко всему, даже к наличию в багаже колбасы.

«Если говоришь, что везешь для себя, в дорогу, то спрашивают, почему тогда не порезала на кусочки», — делится опытом одна из моих спутниц из Фараба. Сама она везет целых пять коробок, все на продажу, но женщина уверена, что проблем у нее не будет и намекает: на таможне все схвачено.

Тщательно проверяют и узбеки. На их стороне даже имеются раздельные кабинки для личного досмотра женщин и мужчин: ищут запрещенные вещества в интимных местах, валюту и золото, но при мне никого там не проверяли, только багаж и личные вещи. Спустя время заветные штампы в паспорте, и мы в Узбекистане.

Маршрутки набиваются быстро и отходят в сторону Алата одна за другой. В наш “Дамас” успела заскочить и женщина с колбасой, довольная, улыбается во весь золотозубый рот.

“Говорила же, что проблем не будет!” — смеется она, расставляя свои коробки в багажнике автомобиля. Некоторые пассажиры едут к родственникам, но большинство попутчиков, как и эта женщина, – на «туркменский» базар в Алате.

Говорят, туркменским его назвали недавно, когда в страну начали массово возить товар из Туркменистана.

Базаром его назвать трудно – женщины выкладывают прямо на тротуар за пределами существующего рынка пару бутылок шампуня и геля для душа, пару пачек женских прокладок и влажных салфеток, несколько кусков мыла и коробку стирального порошка. У иных так же есть полотенца, платки, покрывала и туркменские вышивки для платьев.

Некоторые товары, как например шампунь «Şa», влажные салфетки «Rowaç» и полотенца, произведены в Туркменистане, остальные вещи – иранские, турецкие и азербайджанские. Милиция нелегальных торговцев особо не гоняет, видимо, входят в положение.

На туркменском базаре в Алате

Туркменский базар в Алате

Местные жители туркменских продавцов любят, каждую женщину тут же окружает толпа потенциальных покупателей, стоит ей только начать раскладывать свой нехитрый товар. Особым спросом пользуется бытовая химия и моющие средства туркменского и иранского производства.

“Цена вашего шампуня почти в два раза ниже нашего, отечественного аналога, а по качеству — практически одинаковы”, — говорит мужчина средних лет. На импортный товар в Узбекистане налагаются высокие таможенные пошлины, поэтому продукция западных стран по карману лишь определенной прослойке общества. Их представителей в Алате мало.

Доход с продажи этих вещей еле покрывает расходы на визу, но если возить по-крупному, как та спутница с колбасой, то прибыль ощущается. Многие возят товар поштучно, он умещается даже в небольшую дорожную сумку. Для крупных оборотов, говорят торговцы, нужны налаженные связи на таможне и постоянные клиенты в Узбекистане.

Основная же цель поездок людей в соседнюю страну — обналичивание своих банковских карт.

Тут же, близ “туркменского” базара, находятся частные дома, куда практически все пассажиры из Туркменистана первым делом и идут. Как рассказал водитель, в этих домах живут владельцы торговых точек.

У каждого из них имеются терминалы для оплаты: туркмены как будто совершают покупку банковской картой, а на руки получают живые деньги. Стоимость услуги стандартная: за каждые потраченные $50 гости из Туркменистана взамен получают $40.

Дорого? Безусловно! Но даже при таком раскладе туркмены остаются в значительной прибыли.

В частных домах туркмены обналичивают деньги

“За эту операцию в $50 у меня с карты сняли 175 манатов по государственному курсу, — объясняет женщина из Туркменабада. — Домой я привезу $40 и обменяю их на базаре по рыночному курсу, получив на руки уже 720 манатов”.

На следующий день она попробует повторить операцию, но не факт, что получится — банки Туркменистана каждый раз вводят все новые ограничения. Некоторые женщины привозят не одну карту, а сразу несколько — снимают деньги соседям, коллегам, родственникам. Естественно, не за бесплатно.

“А что делать? Мы что, кого-то обворовываем?” — вопрошает другая женщина, заметив мой неодобрительный взгляд. — Нам создали такие условия, вот мы под них и подстраиваемся”.

На обратном пути все пассажиры обязательно покупают на рынке по две пачки сигарет, которые затем в Туркменистане перепродают в четыре раза дороже. Кто-то из земляков заказывает что-то для себя, соответственно, за услугу челноки берут деньги и с них.

Таким образом на продаже товаров, снятии валюты и перепродажи сигарет люди не только окупают свою дорогу в Узбекистан, но и имеют небольшой доход. Занимаются этим бизнесом даже те, кто имеет постоянную и, вроде бы, неплохую работу.

Они говорят, что жизнь на «Родине процветания» дорожает с каждым днем, зарплаты ни на что не хватает.

P.S. Возвращалась в Туркменистан я без своих попутчиков, ведь они ездят в Узбекистан минимум на пару дней — практически у каждого жителя Лебапа тут живут родственники.

На границе туркменские таможенники спросили, сняла ли я деньги, и крайне удивились отрицательному ответу. Подумали, наверно, вот глупая женщина.

Зато я отвела душу, воспользовавшись практически свободным интернетом.

Больше фотографий у нас в Инстаграме

Есть, что рассказать? Пишите нам в защищенных приложениях Signal и Telegram, добавив номер +31684654547. Скачать приложения можно в Play Market или App Store, приложения в Туркменистане работают только через VPN. Редакция turkmen.news гарантирует конфиденциальность вашей личности.

Источник: https://turkmen.news/spotlight/krizis-turkmenistan-torgovlya-uzbekistan/

Мастер в праве
Добавить комментарий