Как вести себя в камере сизо в первый раз

Как выжить в СИЗО: памятка от юристов «Команды 29»

Как вести себя в камере сизо в первый раз

В 2017 году ФСИН сообщила, что особым направлением работы службы является «обеспечение стандартов обращения с заключенными и осужденными», а также обеспечение их правом на медицинскую помощь.

Тем не менее последние новости доказывают несостоятельность этих заявлений: например, 55-летний бизнесмен, обвиняемый в мошенничестве, похудел в СИЗО на 48 килограммов, но суд Москвы отказался перевести его в тюремную больницу; в СИЗО погиб предприниматель Валерий Пшеничный — адвокаты уверены, что его пытали, насиловали, а потом задушили.

Несмотря на то что в СИЗО сидят люди, еще не признанные виновными, условия в изоляторах чаще всего нельзя назвать иначе как бесчеловечными — об этом заявили эксперты в ходе обсуждения июньских поправок в Уголовный кодекс.

Юристы и адвокаты «Команды 29» совместно со своим подзащитным Сахибом Алиевым, который уже год находится в СИЗО, подготовили памятку о том, как правильно вести себя, попав в пенитенциарную систему. «Такие дела» публикуют полный текст материала с разрешения команды проекта.

Что происходит при задержании? Есть ли шанс успеть собрать вещи?

Зависит от тех, кто задерживает, и их намерений. Если стоит задача подавить и напугать, то задержание будет жестким, вещи собрать вряд ли получится. Если попадутся адекватные люди, все пройдет мягко.

Правоохранители иногда относятся с пониманием и позволяют собраться, но часто задержание проходит не дома. Тогда родным нужно успеть передать вещи до избрания меры пресечения.

Как общаться с теми, кто задерживает?

Ведите себя спокойно. Постарайтесь настоять на том, чтобы ваш адвокат присутствовал на всех мероприятиях. Ничего не делайте, не подписывайте никаких бумаг, не торопитесь давать показания, пока не понимаете до конца сути происходящего. В начале дела легко совершить опрометчивый шаг.

Бесполезно спорить и ругаться во время задержания, вряд ли это принесет желаемый результат. Но не стоит и позволять нарушать ваши права: как минимум, информацию о любых нарушениях вы можете внести в протокол и обжаловать.

Где сидят задержанные до суда по избранию меры пресечения?

Сразу после задержания направляют к следователю, после этого могут отправить в отдел полиции, изолятор временного содержания (ИВС) или СИЗО.

Когда получится связаться с родными? Они смогут передать вещи?

Родные могут передать вещи и продукты через следователя, отдать их конвою на суде по избранию меры пресечения или передать в ИВС. Чаще всего до суда задержанный находится в изоляторе временного содержания, там с ним может встретиться адвокат.

До суда вся связь возможна только с разрешения следователя. Он может дать свой телефон, по закону у вас есть право на один телефонный звонок.

Что будет на первом суде по избранию меры?

Суд по избранию меры обычно проходит на второй день после задержания. На заседании рассмотрят ходатайство следователя, который попросит суд избрать в качестве меры пресечения содержание под стражей. Скорее всего, суд не откажет.

На суде должен присутствовать адвокат, но к этому моменту не все успевают его найти, поэтому часто дают адвоката по назначению. После решения суда задержанного под конвоем везут в СИЗО.

Когда получится встретиться с адвокатом? Что ему говорить?

Встретиться с адвокатом можно до суда, у следователя или в ИВС. В СИЗО адвокат, как правило, приходит сам. Вызвать его затруднительно, так как нет никаких средств связи, кроме писем. Адвокат не может приходить часто: в СИЗО очереди. Защитник может простоять целые сутки и не попасть к своему подзащитному.

Беседа с адвокатом не регламентирована. Она проходит один на один. Сотрудники СИЗО и правоохранительных органов не ведут аудиозапись этой беседы. Адвокат может фиксировать беседу как угодно. Время беседы ограничено рабочим временем.

Что происходит в камере? Сколько там человек? Как общаться? Правда ли, что говорят «на фене»?

В камере могут находиться от двух до 200—300 человек. Чаще всего сидят 4—8 человек. Закон запрещает содержать в камере «первоходов» — тех, кто сидит впервые, —со «второходами», это обычно соблюдают.

Но и «первоходы» в СИЗО тоже могут вести себя странно: кто-то начинает «по фене» говорить, кто-то — какие-то воровские понятия прививать. Все зависит от камеры: если попались нормальные люди, то все как на свободе. Если приблатненные, вас могут начать разводить на разговор о вашем уголовном деле.

Подзащитный «Команды 29» Сахиб Алиев советует, не вмешиваться в дело другого человека. Можно выяснить, что за статья и в чем суть, но не более. О себе можно что-то рассказать, но нет никаких правил, по которым вы должны раскрыть свое дело в деталях.

 Всегда можно помочь: кому-то вещами, кому-то советом. Но нужно помнить, что иногда доброту могут принять за слабость.

В любом случае будьте внимательны, так как вас могут посадить с кем-то, кто «будет работать с вами», пытаясь склонить вас, например, дать признательные показания и согласиться со всем, что есть в деле, даже если это неправда.

Легко могут перевести в другую камеру: просто так, в попытке воздействовать на подследственного, из-за сокамерников. Переводы обычно объясняют в общих словах.

Как часто приходят с проверками?

Каждое утро всех выводят и проверяют наличие телесных повреждений. Если оперативники подозревают, что в камере есть что-то запрещенное, проверки могут проводить несколько раз в день, в экстренных случаях — ночью.

Что можно делать в камере? Какие развлечения?

Основную часть времени вы предоставлены самому себе. В СИЗО можно пробыть месяц, год и более, и в ваших силах провести это время с пользой.

Это прекрасная возможность прочитать много хороших книг, привести тело в порядок тренировками. Обычно в изоляторе есть библиотека. Как она работает, лучше узнать в конкретном изоляторе.

Лучше сразу выработать для себя режим дня и придерживаться его. В камере обычно есть радио, а иногда бывает телевизор.

В камере грозят насилием. куда жаловаться?

Официально — кому угодно, например, администрации СИЗО. Однако вас могут перевести в другую камеру, где уже будут в курсе, что вы «настучали» администрации, и вряд ли ваши условия от этого изменятся в лучшую сторону.

Как на вас могут оказывать давление в СИЗО?

Сотрудникам СИЗО нет никакого смысла на вас давить, если у вас нет личного конфликта с ними. Обычно давление оказывают по неофициальной просьбе следователей или оперов, выражаясь сленгом, вас могут «морозить» или прессовать. Обычный способ — перевести вас в камеру с ужасными условиями, клопами, крысами, водой с потолка.

Еще вариант — отправить вас в камеру к людям с туберкулезом или другими заразными болезнями. По закону вас не могут определить в такую камеру, но руководство СИЗО может просто не отметить этих людей как больных.

Вас могут поместить и в так называемую пресс-хату, где другие заключенные будут оказывать на вас моральное и физическое воздействие.

Что будет за нарушение внутреннего распорядка?

За серьезные нарушения могут поместить в карцер до 15 суток, там хуже условия содержания. В пять утра вы встаете, кровать пристегивается к стенке и отстегивается в 9 вечера перед отбоем. Может быть небольшой столик и что-то типа табуреточки.

За небольшие нарушения может ничего и не быть, все зависит от изолятора. За одно и то же нарушение в одном СИЗО объявят выговор или закроют в карцер, а в другом сделают замечание или вообще не обратят внимания.

Если в камере нашли что-то запрещенное вроде телефона, ее могут расселить.

Что делать, если заболел или плохо себя чувствуешь?

Надо стучать в двери камеры, кричать продольному (сотрудник СИЗО, который дежурит в коридоре — «на продоле») и требовать врача. Продольный может вызвать врача, а может не вызвать, врач может не прийти. Можно написать ходатайство на имя начальника СИЗО, описать симптомы.

В «Крестах» на утренней проверке можно заявить о том, что заболели, и вас запишут. Как скоро придет врач — уже совсем другая история, поэтому можете лишний раз вежливо напомнить о себе.

Если же что-то серьезное, вопрос жизни и смерти, то можно поднять шум, чтобы медицинская помощь была оказана срочно. Качество медицинского обслуживания, конечно, зависит от изолятора. Не качайте права и не спорьте с врачами. Всегда все можно решить по-человечески с помощью общения.

Осматривать может только врач из СИЗО или могут пригласить другого доктора?

Если нужен специалист в определенной области, то могут пригласить. Как правило, никого не вызывают, потому что считается, что одного доктора хватает на всех.

Передачи — что можно, что нельзя, как часто? Магазин есть?

У ФСИН есть списки запрещенных и разрешенных вещей, которые можно передавать и хранить, но в каждом СИЗО его трактуют по-разному. Передают через бюро передач. Нужно писать, что передаете и для кого.

Передачи ограничены 30 килограммами в месяц на одного подследственного, поэтому лучше, чтобы кто-то на воле координировал передачи. Для того чтобы не тратить ценные килограммы, можно заказывать некоторые продукты через магазин. Более подробная информация указана на сайте ФСИН.

Все передачи проверяют, режут еду — хлеб, мясные изделия. Все, что можно перелить, пересыпать и переложить, придется переливать, пересыпать и перекладывать. Скоропортящиеся продукты не всегда передают. Не везде разрешают творог, даже в булках — хорошо горит.

У каждого подследственного есть счет, куда можно положить деньги. На эти деньги приобретают продукты в магазине в СИЗО.

Общение со следователем — как часто, что там происходит, всегда ли при этом есть адвокат?

Следователь в СИЗО может вызывать подследственного часто, но как правило это происходит раз в три месяца. Если хочешь дать показания, можно ходатайствовать о вызове следователя, а он это ходатайство рассмотрит.

На следственных действиях обязан присутствовать адвокат, но иногда следователь приходит просто так, пообщаться, что не совсем законно. На такой беседе можно просто сидеть и не отвечать им. Можно попросить, чтобы на встрече присутствовал адвокат.

Помните: если вы подозреваемый или обвиняемый по делу, давать показания — ваше право, а не обязанность. Вместе с адвокатом вы можете решить, стоит ли вам давать показания, какие и когда. Это можно отложить до рассмотрения дела по существу. Не торопитесь давать показания следователю, даже если уверены, что ни в чем не виноваты.

Оперативные работники могут являться для общения с вами по указанию следователя, это также можно попытаться предотвратить: напишите заявление по УПК РФ, согласно которому подобные встречи могут проходить в присутствии адвоката, если об этом просит обвиняемый.

Как идет общение с внешним миром?

Официально — через письма. Конверт, бумагу и ручку нужно купить в магазине СИЗО, либо их могут передать с воли. Можно писать электронные письма через интернет-ресурс ФСИН, который доступен практически в каждом СИЗО.

Письма просматривают?

Да, по закону ваша переписка должна подвергаться цензуре. Информацию, которая связана с вашим делом, почти стопроцентно не пропустят на волю.

Есть какие-то еще способы связи?

Есть такая поговорка — «Голь на выдумки хитра», поэтому люди всегда находят способ общения. В большинстве изоляторов имеются телефоны, конечно же, это все неофициально, но они есть.

У человека может быть свой телефон, либо так называемый «общаковый». Если в вашей камере нет телефона, то можно попросить его в другой камере через окно на веревке или через отверстие в стене, вентиляцию и тому подобное.

Однако есть риск подставы: вам передают телефон — и тут же заходят сотрудники СИЗО, проводят обыск, и из той камеры, откуда был передан телефон, говорят, что вы должны деньги за тот телефон, — это было заранее спланировано.

Также можно передать весточку через адвоката или, если у вас нет адвоката по соглашению, можете договориться с сокамерниками, у кого есть адвокат и кто может передать весточку родным. Также есть межкамерное общение, которое официально запрещено, но все равно есть. Обычно люди перекрикиваются через окна, вентиляцию, обмениваются записками, которые передаются с помощью веревок.

Возможны ли встречи с родными?

Теоретически да, но на них должен дать разрешение следователь. Надо написать ходатайство и передать лично следователю во время следственных действий либо через администрацию СИЗО. Встречи с родными возможны два раза в месяц. Скорее всего, их не разрешат, особенно если следователь хочет оказать дополнительное давление на вас.

Если встречу все-таки разрешили, она будет проходить в специальном помещении. Вы будете общаться через стекло по телефону, как в зарубежном кино. На встрече присутствует сотрудник СИЗО. Он может прервать свидание, если вы, например, сообщаете родным какую-либо информацию, связанную с вашим делом.

Как обычно возят в суд и на следственные действия?

В суд и на следственные действия вас должен вывозить конвой. По закону он должен состоять из сотрудников полиции, но часто в него входят сотрудники ФСБ, они считают, что это законно, хотя есть сомнения.

В машине есть несколько одиночных «стаканов» и общая лавка. Туда набивают побольше людей. В машинах обычно не бьют, зато могут разогнаться и резко затормозить.

На следственные действия могут увезти хоть на весь день. Вам в дорогу могут дать сухой паек. Он лучше, чем еда, которую обычно дают в магазине.

Куда жаловаться, если вы считаете, что ваши права нарушают?

Есть специальный прокурор по соблюдению прав в местах лишения свободы и СИЗО. Впрочем, помощи от него практически никакой.

Можно обратиться в общественную наблюдательную комиссию, например, написав туда письмо с просьбой прийти и проверить. СИЗО не имеет права не пропустить эту жалобу, но часто не пропускает. Можно попросить адвоката пожаловаться на ваши условия содержания.

Источник: https://takiedela.ru/news/2018/06/14/kak-vyzhit-v-sizo/

Как выжить в СИЗО: подробное руководство. На всякий случай

Как вести себя в камере сизо в первый раз

Следственный изолятор №1 «Кресты», Санкт-Петербург

Не будем интересоваться, почему на твоих запястьях защелкнулись «браслеты».

Зарезал ли ты старушку-дворничиху, чтобы продать гастарбайтерам десяток новых веников, или шутники-коллеги подкинули тебе в портфель 3 кг чистого героина — не суть. Факт остается фактом: за тобой пришли люди в форме и энергично пригласили следовать за ними.

Есть вероятность, что ближайшие несколько месяцев ты проведешь в следственном изоляторе, или СИЗО. И пусть наши советы помогут тебе выжить.

Эксперт: Виталий Лозовский, специалист в области уголовной субкультуры, создатель сайта www.tyurem.net. Отсидел

3 года по экономической статье

Не пугайся

«Твоя первая задача после того, как за тобой захлопнется металлическая дверь камеры, — не упасть в обморок, — улыбается Виталий Лозовский. — Развернувшуюся перед тобой картину ты запомнишь на всю жизнь.

Здесь может содержаться в несколько раз больше человек, чем должно быть по планировке СИЗО. Смрад, источаемый потными телами и расположенным в углу тюремным туалетом — парашей, смешивается с табачным дымом, который с непривычки ест глаза.

Но не паникуй — и здесь люди выживают».

Будь вежлив

Зайдя в «хату» — так на тюремном жаргоне (фене) называется камера, — ты прежде всего должен поздороваться и представиться.

В тюрьме (или, как говорят арестанты, «на тюрьме») не принято здороваться за руку — бывалые заключенные это воспримут в штыки, и тебе страшно повезет, если зэки просто посмотрят на тебя с недоумением.

«Достаточно будет просто сказать «Здравствуйте, меня зовут так-то»», — советует Лозовский.

Найди главного

Выясни, кто в камере смотрящий, и сразу иди к нему. Смотрящий отвечает за порядок, ликвидацию конфликтных ситуаций и соблюдение многочисленных тюремных понятий. Он укажет тебе место, где ты будешь спать (твою «шконку»), а также разъяснит (или поручит кому-нибудь сделать это) правила поведения в «хате».

Лучше соблюдать их неукоснительно, пусть даже некоторые покажутся тебе нелепыми. Смотрящий расскажет, какие именно обязанности по поддержанию камерного быта ты будешь выполнять и кто здесь относится к касте «опущенных» — с ними общаться нельзя.

Также нельзя касаться их вещей и посуды — обычно в миске «опущенного» специально гвоздем пробивается дырка, для отличия от остальных. Поэтому будь особенно внимателен.

Следственный изолятор №1 «Матросская тишина», Москва

Старайся задавать как можно меньше вопросов окружающим и еще меньше — рассказывать о себе. «Очень вероятно, что в камере находится стукач («курица», «наседка»), который передаст все, что от тебя услышал, следователю, — объясняет Виталий.

Если кто-то начнет выспрашивать тебя о подробностях твоего дела — спроси в ответ: «С какой целью интересуешься?» После этого все вопросы должны отпасть сами собой».

Твоя же попытка вызвать на откровенность соседа — просто ради того, чтобы пообщаться, — может вызвать у зэков подозрения, что «курица» — это ты. А расправа с подобными персонажами максимально жестокая».

Не играй

Остерегайся карточных игр, даже если предлагают сыграть «на просто так». В случае твоего проигрыша — а он неминуем, если ты не профессиональный шулер, — победитель может заявить, что под «просто так» он подразумевал, например, $1000.

А неуплата карточного долга в тюрьме однозначно карается если не смертью, то попаданием «под шконку».

Если отвертеться по каким-то причинам не получается, ты должен заявить: «Играю без интереса!» Так ты оговариваешь условия: чем бы ни закончилась партия, вы мирно расходитесь.

Не воняй

Тщательно следи за гигиеной и поддерживай в чистоте свою одежду. Запустив себя, ты рискуешь попасть в категорию «чертей», спать под «шконкой» и выполнять самую тяжелую и грязную работу. Прежде чем отправиться в туалет по-большому («на дальняк») убедись, что никто из сокамерников не ест или не пьет чай.

Забраться на парашу в это время считается тяжким оскорблением для всей «хаты». После отправления любых туалетных нужд вымой руки, даже если перед умывальником очередь.

«Грязными» после касания пениса руками ты «законтачишь», то есть табуируешь для использования, все, к чему прикоснешься, в том числе и сокамерников.

Фильтруй базар

Следи за тем, что говоришь. «Это и в обычной жизни высоко ценится, а в камере просто необходимо», — объясняет Лозовский. Любое сказанное слово может виртуозно быть обращено против тебя. Например: «В лимонах гораздо больше витамина С, чем в яблоках, и я вам это сейчас докажу!»«Доказывают прокуроры.

А ты что, тоже из их масти?» А нужно было всего лишь заменить «докажу» на «обосную». «Категорическое табу наложено на слово «обидеть» и все от него производные, — рассказывает Виталий. — Не вздумай участливо спросить у расстроенного чем-то зэка: «Тебя кто-то обидел?» Тем самым ты прямо намекаешь на его принадлежность к касте «опущенных».

За подобные намеки ты можешь дорого заплатить».

Бутырский следственный изолятор №2,
(«Бутырки»), Москва

Получив передачу с воли, обязательно нужно «уделить внимание братве», то есть выделить часть посылки «в общак». Кто хранит общак — спроси у смотрящего.

Если ты этого не сделаешь, никто у тебя ничего отнимать не станет — это строжайше запрещено тюремными понятиями как «беспредел», — однако уважением и сочувствием среди заключенных в дальнейшем ты вряд ли будешь пользоваться. И никогда не бери ничего без спросу.

Даже взятая со стола вроде бы бесхозная папироса может быть приравнена к «крысятничеству» — краже имущества сокамерников».

ДЕРЖИСЬ

«Постарайся поскорее забыть о вольной жизни и настройся на худшее, — советует Виталий Лозовский. — Холодная уверенность в том, что тебе предстоит провести за решеткой несколько лет, гораздо полезнее для твоей психики, чем ежедневное ожидание чуда и освобождения.

Воспринимай свое заключение как очередное жизненное испытание, которое ты, как настоящий мужчина, должен выдержать с честью. И помни, что в тюрьме физическая сила практически не играет роли. А вот сила характера и душевные качества являются определяющими».

В разных СИЗО могут быть свои нюансы, может быть, где-то порядки не столь зарегулированы, но главные правила, вынесенные в подзаголовки каждого раздела этой статьи, действуют везде.

Тюремные масти

Несмотря на то, что выраженное деление на масти происходит на зоне, знать их различия необходимо уже на начальном этапе.

«Блатные», «босота», «братва» — профессиональные преступники, для которых тюрьма является закономерным этапом их жизненного пути. Составляют тюремную элиту.

«Мужики» — люди, совершившие преступление непредумышленно, на бытовой почве, в состоянии аффекта или опьянения.

«Черти», или «чушки» — опустившиеся и не следящие за собой заключенные, совершенно потерявшие силу воли и покорившиеся своей участи. Выполняют самую грязную работу, но не подвергаются сексуальному насилию.

«Обиженные», «опущенные» — заключенные, которых остальные арестанты склоняют к мужеложству. Можно попасть в эту касту случайно или вследствие «беспредела» — тюремного беззакония.

«Обратного пути в любом случае нет, — комментирует Виталий Лозовский.

— Зэки могут только выразить сочувствие и «опустить» или убить незаконно лишившего тебя чести, но ты так и останешься в незавидном положении». Будь осторожен.

Предположим, у тебя есть час на сборы перед арестом. Обязательно захвати с собой:

1. Большую спортивную сумку

В нее ты положишь и в ней в дальнейшем будешь хранить свои вещи — в камере тумбочек и платяных шкафов не предусмотрено.

2. Сигареты и папиросы

Даже если ты не куришь, они помогут установить отношения с арестантами или же оплатить какие-либо услуги, которые могут оказать тебе курящие сокамерники.

3. Чай

Чем больше, тем лучше. «Чай в тюрьме является и предметом культа, и денежной единицей, как и сигареты», — объясняет Виталий Лозовский. Имей в виду, что частое употребление чифира довольно быстро вызывает зависимость.

4. Одежду

Спортивные штаны, носки простые и шерстяные, шлепанцы, пару футболок, худи или теплую трикотажную тельняшку — но ни один предмет не должен быть красного цвета, он считается в тюрьме символом сотрудничества с охраной.

Любимый шерстяной свитер лучше оставь дома — тут его сразу распустят на нитки, чтобы сплести т.н. «дорогу» — систему внешнего сообщения между камерами. По ниткам путешествуют записки («малявы»), сигареты или «замутки» чая.

5. Два куска мыла

Обычное (лучше всего детское) для умывания и хозяйственное для стирки.

6. Бритвенные принадлежности

Все, кроме одеколона (в нем ведь спирт), зубную щетку и пасту.

7. Носовые платки, простыню, пару наволочек

И, если поместится, бери одеяло — с постельным бельем в тюрьмах туго.

8. Ложку

Колюще-режущую вилку не пропустят, а еще возьми металлические миску и кружку, кипятильник.

9. Иголку с ниткой, щипчики для ногтей

Маникюрные ножницы не пропустят по понятным причинам. Еще захвати пару тетрадей, конверты, несколько авторучек с запасными стержнями.

10. Продукты

Лук и чеснок, сало, бульонные кубики, быстрозавариваемая лапша, сахар, соль, сухари. Консервы не бери — их изымут, так как острые края открытой банки можно использовать в качестве холодного оружия.

Источник: https://mhealth.ru/life/knowledge/ty-popal-v-sizo/

Как вести себя в СИЗО

Как вести себя в камере сизо в первый раз

Одна из прошлых публикаций (см. “Солидарность” № 12, 2018) была посвящена избранию для подозреваемого меры пресечения. И если она не связана с содержанием под стражей, то все более или менее ясно. На свободе можно продолжать жить текущей жизнью. Конечно, она сильно изменится ввиду уголовного дела, но внешне все останется на своих местах.

В случае домашнего ареста свобода сильно ограничена, однако бытовые моменты не претерпят изменений. Будет семья рядом и круглосуточная возможность общаться с адвокатом. Но мы не рассматриваем эти меры пресечения. Они слишком просты. Мы попытаемся показать ту, что в корне меняет жизнь обвиняемого.

Речь пойдет о содержании под стражей, в СИЗО.

Как вести себя? Что говорить? Где спать? Как есть? Ведь теперь вы (а я призываю всех представить себя на месте обвиняемых, их становится все больше) — часть этого мира, как бы ни хотелось думать иначе.

Мы не ставим целью дать прямые советы, как вести себя в подобной ситуации, но, описывая ряд моментов из жизни российских тюрем, хотим подвигнуть к некоторым размышлениям.

ПОДГОТОВКА: ИЗОЛЯТОР, “ОДИНОЧКА”, ПСИХОЛОГИЯ

Как мы говорили ранее, перед СИЗО каждый подозреваемый на день-два попадает в изолятор временного содержания (ИВС), будучи задержанным по воле следователя на срок до 48 часов.

И уже здесь вас может поджидать потенциальная опасность. Так, в одном из ИВС Пермского края сидел некий дядя Витя. Он заезжал сюда уже явно не в первый раз.

У вновь прибывшего интересовался статьей, о 159-й (мошенничество) говорил:

— Интеллектуал! Серьезная статья и на зоне уважаемая.

О своей же отвечал, что 158-я (кража, она же “воровайка”). Дядя Витя подробно рассказывал, что он сделал и с чем попался. А также о себе. Он — старый рокер, любитель Deep Purple и Black Sabbath.

Несколько лет назад сидел в камере с мэром одного из городов тогда еще Пермской области. Потом расспрашивал, что собеседник натворил, думает ли признаваться и прочее. Тот, видя деятельное участие, выкладывал ему все и просил совета как у более опытного арестанта.

Дядя Витя вздыхал и рекомендовал во всем признаться, а чтобы “скостили” срок — сдать подельников.

Как стало известно позже, почти все попавшие за последние несколько лет в этот ИВС, познакомились с дядей Витей.

— Он тебе про Pink Floyd рассказывал? А про то, что он с мэром сидел и тот — мировой мужик? — спрашивал упоминаемый выше собеседник уже через год вновь прибывшего в камеру СИЗО, также проведшего пару дней до того в том ИВС.

— Да. Я все это вчера слышал точно такими же словами! — кипятился новоиспеченный зэк. — Как так? Я ему сигарет оставил, колбасы. Мы с ним так хорошо по душам поговорили!

— Многие с ним поговорили…

И таких “дядей Витей” немало. В колонию их не отправляют, поскольку арестантская масса подобных попросту задавит, вот и отбывают они срок в изоляторах, посильно помогая следствию.

А после суда по мере пресечения подозреваемый попадает в СИЗО — вотчину Федеральной службы исполнения наказаний. В зависимости от транспорта и конвоирующей службы вы будете ехать, скорее всего, внутри обычной машины, но в тесном “стакане” для перевозки злоумышленников. Из него ничего не видно, и шлюз при въезде в СИЗО останется незамеченным.

При попадании в изолятор конвой “сдает” вас сотрудникам ФСИН, которые учиняют полный обыск. Некоторые личные вещи разрешают взять с собой, а многие отправляют на вещевой склад.

Для начала, возможно, вас на неделю поместят в “одиночку”. Наверное, чтобы вы вспомнили (если читали “Былое и думы”) слова одного из российских заключенных XIX века, Александра Герцена: “К тюрьме человек приучается скоро, если имеет сколько-нибудь внутреннего содержания. К тишине и совершенной воле в клетке привыкаешь быстро”.

Потом вызовет на беседу один из сотрудников. У него можете спросить, почему вы сидите один.

— Так положено, — ответят вам. — Кто впервые — до десяти дней помещается в карантин. Кто-то наверху диссертацию написал на эту тему, и мы обязаны выполнять. — Тебя всерьез разрабатывают (привыкайте к обращению на “ты”). Ты лучше им не перечь, а то упекут куда-нибудь в Мордовию…

Потом вызовет психолог. В одном из изоляторов это был жирный тип, с которого так и хотелось снять тюремный камуфляж и переодеть в костюм забойщика скота. Он пытался оказать обвиняемым психологическую помощь следующим образом:

— Тебе капец (в действительности было произнесено схожее по звучанию нецензурное слово)! Какие у тебя статьи? Кто тебя курирует? Тебе полный капец! Ты только не вешайся.

— Да я и не думал…

— Я б на твоем месте подумал!

Кажется, он сам нуждался в срочной помощи психиатра. Коллеги-психологи тут не справились бы. Он давал заполнить тесты, обещал результаты через неделю. И напоследок напутствовал:

— Это капец! Это полнейший капец!

Сидеть в “одиночке” наедине со своими мыслями не очень приятно. Некому отвлечь хоть болтовней. В некоторых изоляторах по радио часами зачитывают правила внутреннего распорядка. В других настроена одна из радиостанций, что, конечно, позволяет говорить о руководстве данных СИЗО как о настоящих гуманистах.

Думаю, что “одиночка” и намек на Мордовию — не что иное, как элементы давления. В расчете на то, что, попав в камеру, поев баланды и услышав про финно-угорские леса, арестант сменит свое начинающееся упорство на покладистое поведение.

А баланду подают что надо. Любимые мраморные стейки, спагетти и свежевыжатые соки сменит перловка, по-тюремному — “болты”, бикус — месиво из вареной картошки с капустой, жареная селедка и прочее “сбалансированное питание”.

По одиночной камере можно сделать не более шага. Чтобы не свихнуться, придется ходить из угла в угол, отмеряя этот шаг.

Поскольку профсоюзная деятельность относится к руководящей, то, скорее всего, профлидер будет обвиняться по одной из “интеллектуальных” статей УК — 159-й (“Мошенничество”), 160-й (“Присвоение или растрата”), 201-й (“Злоупотребление полномочиями”), 204-й (“Коммерческий подкуп”) или подобным. Следствие и суд по ним идут долго — запасайтесь терпением и готовьтесь сидеть год, а то и два. И это только в СИЗО.

ОСОБЕННОСТИ БЫТА И КОНТИНГЕНТ

После “одиночки” вас переведут в более обширную камеру или, как тут говорят, “хату”. И вы наконец увидите собратьев по несчастью. Камеры бывают разные — от 2 до 16, а кое-где до 50 и более мест в зависимости от СИЗО и города. Есть — с горячей водой и неплохим ремонтом. Но частенько встречаются и настоящие темницы, помнящие узников екатерининских времен.

На свободе кажется, что тюрьма — это средоточие отбросов общества, уголовников и бандитов, готовых за неосторожно сказанное слово убить соседа по шконке. Именно такой образ рисуют сериалы про доблестных правоохранителей и прочая низкопробная продукция отечественной киноиндустрии.

При всей специфичности криминального элемента, скажу, что это не так. Там, на свободе, они могут насиловать или грабить. Здесь, в тюрьме, — это обычные люди, ничем от находящихся по ту сторону забора не отличающиеся. Стефан Цвейг попал в десятку, говоря, что вор действительно вор только в тот момент, когда ворует, а не два месяца спустя, когда его судят за преступление.

Тюремная камера — весьма тесный кусок поверхности планеты, уставленный двухэтажными шконками, на котором волей-неволей (точнее, только неволей) вынуждены уживаться несколько представителей “высшего разума”. Как гласит одна арестантская мудрость, тюрьма — это место, где ограниченность пространства восполняется избытком времени.

Хочешь не хочешь, приходится вступать во взаимодействие, вести совместное хозяйство, делить туалет, умывальник, холодильник и телевизор. Последние два предмета принадлежат арестанту, как правило, одному и тому же. В каждой камере свои — жесткие или не очень — правила. Продукты хранятся отдельно или в общем месте.

Стало быть, и прием пищи — сепаратный или совместный. Просмотр телевизора — по усмотрению хозяина оного или по большинству мнений в камере. Ведь всегда двоим нужно смотреть футбол, троим — кино, еще четверым — новости или ток-шоу. В проигрыше остаются любители тишины.

Остальные — силой или путем консенсуса приходят к какому-то мнению.

Контингент разный. Половина — обвиняемые по ст. 228 и 228.1 (незаконный оборот наркотических средств), обычно молодые люди. Согласно правилам, в СИЗО заключенные содержатся раздельно в зависимости от категории преступлений и рецидива. Профлидер точно не разделит камеру с обвиняющимися по ст. 105 УК (“Убийство”) и ч. 4 ст.

111 (“Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего”). Отдельно содержатся обвиняющиеся в преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности (ст. 131 — 135 УК РФ). Не пересекутся пути и с рецидивистами, то есть попавшими за решетку с непогашенной судимостью на руках.

С этими “преинтереснейшими личностями” можно пообщаться во время выездов на следственные или судебные мероприятия.

Так, один интеллигент в очках ехал в одном “стакане” с арестантом по кличке Шишига. Тому, как и очкарику, было 35 лет, но выглядел он лет на 50 с лишним и обладал голосом крайне хриплого тембра.

Несмотря на возраст, далекий от пожилого, он был матерым каторжанином и сидел в тюрьме уже третий раз. Сейчас, впрочем как и раньше, он обвинялся в совершении преступления по ч. 2 ст.

105 УК (убийство двух и более лиц).

Интеллигент, пытаясь завести разговор, вспомнил однокурсников из населенного пункта, откуда был Шишига, и, учитывая одинаковый возраст, спросил, не знаком ли он с ними. В ответ тот попытался узнать, кто они. В смысле, в криминальном мире.

— Никто, наверное, — неуверенно ответил представитель интеллектуальной элиты.

— Знаешь, — пытался объяснить Шишига, — я общаюсь только в кругу серийных убийц, потому что остальные меня давно не понимают. И я их тоже не понимаю. Мы как бы из разных миров. Так что немудрено, что мне твои друзья не знакомы.

— А голос у тебя почему такой хриплый?

— В девяностых я “Антильдом” для стеклоомывателей барыжил. Его вместо спирта пили. Денег заработал тогда, но голос потерял.

— Скажи, — интеллигент задал ему осторожно еще один вопрос, — а тех троих ты зачем пришил?

— Слишком много разговаривали! — Это в переводе на русский.

*   *   *

Жизнь в СИЗО многогранна и интересна. Всю и не описать. По логике описания следственного и судебного процессов, наш следующий материал будет посвящен такому знаковому персонажу, как адвокат.

Источник: https://www.solidarnost.org/Blog/edmond-dantes/Kak_vesti_sebya_v_SIZO.html

Советы бывалого зека: как вести себя за решеткой

Как вести себя в камере сизо в первый раз

Невзирая на гуманизацию законодательства, ежегодно на нары попадает немало наших сограждан. Как там жить, что есть, как себя вести с сокамерниками? На все эти и многие другие вопросы тех, кто уже пошел “на посадку”, но еще не успел приземлиться за колючкой, отвечает бывший зек с 12-летним стажем, а ныне законопослушный гражданин Тохнияз Аубакиров.

“Пассажиром” быть непросто

– У вас есть опыт нахождения в исправительных учреждениях? Где вы сидели?

– В первый раз на общем режиме, а потом на строгом.

– Как живется тем, кто впервые оказался в колонии?

– Тех, кто впервые попал туда, а прежде никогда не был связан с криминальным миром, обычно называют “пассажирами”. Таким за решеткой приходится очень тяжело.

Я вдоволь насмотрелся на них: уйдут в себя, уставятся в одну точку и сидят, молчат. Некоторые прямо на глазах сходили с ума, и в итоге их отправляли в “дурхату” (психиатрическая клиника).

Если же человечка воспитала улица, тогда ему легче.

– Сначала гражданин попадает в камеру ИВС, затем в следственный изолятор и лишь потом на зону. Как он должен правильно войти в камеру?

– Спокойно сказать всем присутствующим “здравствуйте” и спросить, какую койку можно занять. К первоходкам (осужденные в первый раз) будут относиться нормально. Учтите, вся жизнь в камере построена на системе взаимных уступок и, как говорил Михаил Горбачев, консенсусов.

Ведь людям приходится находиться в тесном помещении долгие месяцы и даже годы. В камерах нормальные люди живут по тем же правилам, что и на воле: уважают старших и авторитетов, соблюдают нормы личной гигиены.

И “первоходке” не надо стараться показать себя более крутым, чем он есть на самом деле.

– А если он начнет это делать?

– Тогда ему придется соответствовать своему вымышленному образу весь срок. Иначе придется отвечать.

– Что значит отвечать и перед кем?

– Перед теми, кому он что-то пообещал, но потом не сделал. За обман его могут жестоко избить.

– Но ведь он тогда пожалуется администрации учреждения?

– Нет, он не будет этого делать. Иначе станет еще хуже.

Каждый сам выбирает себе “масть”

– Чем занимается арестованный после того, как окажется в камере?

– Первые три дня – гость, он присматривается к порядкам в хате (камера) и решает, кем он хочет быть. Если “мужиком” – значит, будет работать, выполнять требования режима и не зарабатывать себе нарушений. Тогда ему светит УДО (условно-досрочное освобождение). Может стать идейным и “пойти в отказ”, но тогда ему придется очень непросто.

Ведь идейные, они же блатные, не должны работать и тем более сотрудничать с администрацией. А за это от руководства колонии последует череда наказаний. Сейчас идейных, тех, кто находится “в отрицаловке” (не выполняет требования администрации исправительного учреждения), становится все меньше. А те, кто есть, сидят в бурах (барак усиленного режима).

Им запрещены передачи, свидания с родственниками и т. д. Но человек сам выбирает свою “масть”.

– Чего не следует делать?

– Не надо садиться играть в шахматы, шашки и особенно в карты. Особенно, когда на кон ставят не деньги или “дачку” (продукты питания, которые приносят родственники), а “на просто так”.

Ведь если “пассажир” проиграет (а проиграет он обязательно!), то выигравший произносит неприличный слоган, из которого следует, что одна из частей тела проигравшего переходит в собственность победителя. И проигравший сразу же теряет “лицо”.

Среди определенной части заключенных под стражу такое считается нормой.

В большинстве случаев сидельцы подкалывают друг друга, задавая каверзные задачки. Например, говорят: ты едешь на машине без тормозов по узкой дороге, и вдруг видишь: справа стоит твоя мать, а слева – я. Кого ты будешь давить?

Если испытуемый, боясь “экзаменатора”, ответит, что свою мать, то навсегда лишится статуса нормального человека и все считают его трусом. Поэтому должен сказать, что задавит спрашивающего, так как он для него никто. А мать – это мать.

Бывает, что от скуки сокамерники пытаются разнообразить свое существование сомнительными развлечениями. Попросту подставляют друг друга. Допустим, предлагают “пассажиру” сходить на базар. Говорят, постучи в дверь, позови “дубака” (контролер) и скажи ему, чтобы он отпустил тебя (это из ИВС или СИ!) на базар.

Только поклянись, что не сбежишь! На подобную удочку попадаются лишь самые глупые заключенные.

Ну кто, спрашивается, отпустит следственно-арестованного на базар?! Выслушав подобное предложение, контролер, как правило, выводит просителя из камеры и под довольное ржание сокамерников проводит с ним воспитательную работу.

Делиться “дачкой” должны все

– Если передачу принесли, то “пассажиру” надо делиться с сокамерниками?

– Конечно. В каждой камере есть авторитет, следящий за порядком. И он распределяет между заключенными продукты и вещи, переданные с воли родственниками.

– Что должен делать “пассажир”, если другие заключенные начинают вымогать у него деньги?

– Авторитет справедливо разрешит подобную ситуацию. Но, бывает, что “первоходка” попадает к беспредельщикам. Обычно вымогательством грешат наркоманы. Тогда ему следует написать “маляву” – письмо смотрящему за СИ или зоной. И он поставит зарвавшихся вымогателей на место, способы для этого имеются.

– Как следственно-арестованному или осужденному оградить себя от возможных инфекций?

– Надо питаться только своими продуктами, мыться своим мылом, чистить зубы своей щеткой, использовать свою зубную пасту и спать на своей подушке.

Это поможет уберечься от многих инфекций, самой страшной из которых является туберкулез. Но и вши особой радости “пассажиру” не доставят.

И старайтесь как можно меньше говорить и как можно больше слушать то, о чем говорят другие сидельцы. Иначе ваши слова кто-то обязательно использует против вас самих.

Конечно, не дай бог никому оказаться в подобной ситуации, но будем надеяться, что эти советы помогут нашим согражданам в трудную минуту.

Алматы

Источник: https://www.caravan.kz/gazeta/sovety-byvalogo-zeka-kak-vesti-sebya-za-reshetkojj-382415/

Мастер в праве
Добавить комментарий